Ямпольский, Борис Самойлович

Любой, кто победит свои страхи, становится человеком знания. Получить консультацию Перешагните через свой страх! Что нужно делать, чтобы перебороть страх? Человек должен сделать следующий шаг в обучении, и ещё шаг, и ещё. И наступит день, когда его первый страх отступит. Человек почувствует уверенность в себе, и это будет тот самый день,когда человек сможет сказать, не колеблясь, что победил своего извечного врага. Тот, кто однажды преодолел страх,свободен от него до конца дней, потому что вместо страха приходит ясность, которая ужа сама рассеивает страх. К этому времени человек знает все свои желания и знает, что с ними делать;он может открывать для себя новые шаги в обучении , и всё пронизывает острая ясность. Человек чувствует, что для него не существует тайн.

Тарковский: память и след

. , . -- , . , , . , 1, .

назад страна увидела картину Альберта Мкртчяна по сценарию братьев Вайнеров «Лекарство против страха». В центре.

Библиотека Александра Белоусенко Что же случилось тогда? Что произошло в том кабинете, высоком и чистом, как зал крематория, когда была произнесена моя фамилия? И молодой, еще совсем зеленый, только кончивший спецшколу лейтенант, недавно женившийся на москвичке и еще даже не имеющий своей жилплощади, а живший вместе с родителями жены и свояченицей и ее детьми в тесной коммунальной комнатушке за шкафом, и, несмотря на это, аккуратный, с белейшим подворотничком, и даже пахнущий одеколоном, отложив в сторону книгу, своим молодым и самоуверенным почерком, за красоту и четкость которого попал на эту должность, любуясь, выписал ордер, очень красивый.

И накануне во двор пришел установщик. И подполковник, майор, а может, и капитан, не глядя, не задумываясь, ордер временно перечеркнул, и это был росчерк, равный росчерку Создателя, линия от небытия к жизни, между которыми пучина, непостижимость. Потом нахлынула новая кампания, новые враги, и те, что вчера были врагами, не злободневные, совсем не играют в новой конъюнктуре, совсем не ценятся, и в проценты не входят, и никуда не вписываются, и нет за них ни наград, ни поощрений, ни компенсаций.

Или, может быть, было так: И это слово, твердое, короткое, одно из двухсот двадцати тысяч современных русских слов, не лучше и не хуже других, которое, конечно же, имеет свое происхождение, свой корень, спрягается, имеет приставку, суффикс, именно в этом повелительном наклонении сказанное в том кабинете, высоком и чистом, как слово Бога, подарило мне во второй раз жизнь. Часть первая Квартира Теперь, когда прорубили широкий, уходящий в небо проспект, Арбат остался забытой где-то в стороне тихой узкой улочкой, которую пешеходы, словно это в Жлобине или Кобеляках, перебегают, где хотят, а когда-то это была очень строгая улица, по которой, говорят, Сталин ездил на ближнюю дачу.

В метель, и в дождь, и в туман, и когда цветет сирень, и цветет жасмин, и в листопад, на рассвете, когда выходят первые троллейбусы, и в часы пик, и в час театрального разъезда, и в час инкассаторов, и в новогоднюю ночь, и в пасхальную ночь, и в первомайскую ночь, вчера, и сегодня, и завтра — всегда — молчаливая цепочка на Арбате. Они стояли вдоль всей улицы, избегая света фонарей, на углах переулков или у подъездов, притворяясь жителями дома, и смотрели на проезжую часть.

Они стояли как-то одиноко, отдельно, автономно и будто вспоминали что-то забытое, весь день и всю ночь вот так стояли и вспоминали что-то забытое. Но вдруг их охватывала лихорадка. Красный свет зажигался одновременно на всех углах, и ревели в больших металлических коробках милицейские телефоны, цепочка выходила на кромку тротуара, и будто посреди улицы открывался оголенный провод, и весь Арбат со всеми его витринами, манекенами, завитыми головками, будильниками, муляжами, золотыми рыбками и канарейками в клетках стоял под высоковольтным напряжением.

Читать онлайн"Арбат, режимная улица" автора Ямпольский Борис - - Страница 91

Я про старый Арбат. Там, где проходила улица, была насыщенная подозрительностью и сигнальными устройствами, трасса, где по осевой линии мог промчаться с эскортом машин сам Сталин, теперь бесконечно роятся в бесконечном броуновском движении молодые неформалы. Трагедия страха, психология страха, социология страха — вот что такое роман Ямпольского. То обстоятельство, что его герой внезапно становится объектом назойливого и откровенного слежения, позволяет писателю с редким усердием показать мучения человека, затравленного государственной властью.

Характерно для изображаемой эпохи, нависшая над героем угроза, кажется ему тем более отвратительной, что она необоснованна. Но герой еще с довоенных времен знает, как часто люди исчезали в силу слепой случайности, непостижимой нелепости, а то и бюрократической условности.

тиры в романе Б. Ямпольского «Арбат, режимная улица», через который стенциальные мотивы одиночества, бездомья, страха, конфликта с самим.

Будда и любовь автор: Ссылка для форума книга Джампольски Дж. Ссылка на книгу Джампольски Дж. Помощь по использованию электронной библиотеки книг:

Антитеррор: рефлексия

Представленный в тексте взгляд мне вовсе не кажется философским. Более того, я воспринимаю его как антифилософский. Как будто Гегель не умер в году, а Ницше еще не родился.

Энтузиа зм (греч. , «вдохновение

КЕЭ, том 10, кол. Впечатления еврейского детства в Белой Церкви всю жизнь питали его творчество. Ямпольский уехал из города, сотрудничал в редакциях газет — сначала в Баку, позднее — в Новокузнецке. Местечко представлено в повести средоточием нищеты и местом исхода евреев в разные концы света. Но одновременно писатель видит в местечке, символически названном Иерусалимкой, единственную форму коллективного выживания евреев. В отличие от созданных в конце х гг. Штительмана —41 и С. Идеал Ямпольского — местечковый еврей — умелец и труженик.

Ответом молодого писателя на готовность его соплеменников к ассимиляции явились сатирические образы госпожи Канарейки и ее мужа, стыдящихся своего еврейства.

РЕЦЕНЗИЯ НА РОМАН Б. ЯМПОЛЬСКОГО «МОСКОВСКАЯ УЛИЦА»

Есть нечто знаменательное в том, что едва ли не самая строгая режимная магистраль сейчас одна из самых кокетливых и нарядных улиц столицы. Я про старый Арбат. Там, где проходила улица, была насыщена подозрительностью и сигнальными устройствами, трасса, где по осевой линии сумерки мог промчаться с эскортом машин сам Сталин, теперь бесконечно роятся в бесконечном броуновского движении молодежи неформалы.

Трагедия страха, психология страха, социология страха — вот что такое роман Ямпольский. То обстоятельство, что его герой внезапно становится объектом назойливого и откровенного слежения, позволяет писателю с редкой усердием показать мучения человека, затравленного государственной властью. Характерно для изображаемой эпохи, нависшей над героем угроза кажется ему тем более отвратительной, чем менее она обоснована.

Михаил Ямпольский на свой страх и риск, арендовали это поле и засеяли его гречихой, то колхозники не скрывали своего удивления.

Ямпольски Джеральд . Выпускник медицинской школы Стэнфордского университета.

Роман Ямпольский

С 15 лет работал журналистом в газетах Москвы с , Баку с по , Новокузнецка с по Член ВКП б с В окончил Литературный институт. Похоронен на Востряковском кладбище.

Кириллу щедро платят: Ямпольский объяснил, что такое у Путина был страх, что вся российская оборонка – единственная связь с.

Кажется, что не в наших силах изменить ни самих себя, ни других людей, ни мир вокруг нас. Многие из нас прочувствовали тщетность потуг избавиться от разочарований, конфликтов, боли и болезни, но в то же время следовали старым представлениям. Мы стараемся контролировать ситуацию, пытаемся предугадать ее развитие, оставаясь при этом, однако, разобщенными, одинокими, нелюбящими и нелюбимыми. Даже отношения с самыми близкими нам людьми могут варьировать от любви до ненависти.

Такие отношения возникают тогда, когда мы ощущаем потребность получить что-либо от этих людей. Получая, мы ощущаем любовь, не получая - ненависть. Многие из нас приходят к ощущению внутренней пустоты даже тогда, когда достигнуто желаемое в сфере карьеры, семьи, материальных благ и т. В настоящее время ускоренными темпами развивается поиск лучшего способа прохождения жизненного пути, что определяет новую степень осознания и изменения сознания.

Эта перестройка в сознании побуждает нас взглянуть вглубь себя. И, изучая свой внутренний мир, мы осознаем, что в нем всегда существовали гармония и стремление к единству. Заглядывая внутрь себя, мы также обнаруживаем интуитивный"внутренний голос", который надежно направляет нас. Когда физические чувства молчат, мы начинаем прислушиваться к нему, отдаемся в его власть и неожиданно замечаем, что наступает момент истинного врачевания и духовного подъема.

И в этой тишине, когда личные конфликты более нас не волнуют, мы испытываем удовольствие от мира и покоя. Во всем мире усиливается сознание того, что внешним проявлением успеха гораздо более предпочтительна внутренняя удовлетворенность.

Борис Ямпольский - Арбат, режимная улица

Беседы с Богом Аннотация к книге"Распрощайся с чувством вины. Как научиться прощать и избавиться от страха" Мы живем в беспокойное время, когда никто не знает, что готовит нам завтрашний день, как нужно себя вести и каких поступков можно ожидать от окружающих. Из-за этого всех нас терзают чувство вины и страх.

Михаил Ямпольский: Россия — это страна, где больше нет . это вызывает страх, это чисто аффективная реакция, и потому такого.

Власть эта магически проникала в тело суверена в момент коронации и помазания и осеняла монарха с момента его рождения. При этом символическая основа власти опиралась на идею аналогии, характерную для средневековой онтотеологии. Власть на земле через аналогию связывалась с неким высшим трансцендентным принципом, который обеспечивал незыблемость существования социальных иерархий на земле. Постепенно, однако, тело короля утрачивает энергию живого символа. Власть все больше становится продуктом структурных отношений и начинает разыгрываться на подмостках некоего социального театра.

Король в этой театрализованно-ритуальной системе контролирует общественные отношения не столько в силу магического статуса собственной персоны, сколько в силу своего особого положения в социальном пространстве.

"Если тебя бьют, ты ему не должен песни петь"